Пользовательского поиска
поиск по сайту и в Сети через Яндекс
Шломо Громан, "Новости недели", сентябрь 2003 года

ЕЩЕ ОДНО ЭХО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

26-й выпуск журнала «Маhут - мабат мирушалаим» («Сущность - взгляд из Иерусалима») включает произведения литераторов – репатриантов из бывшего СССР в переводах на иврит. Журнал издается институтом исследований в области ивритской литературы имени А. Хабермана в Лоде при содействии совета «Мифаль ха-паис» по литературе и искусству. Редакторы и составители выпуска – д-р Цви Малахи и Рина Левинзон. На сей раз наряду с произведениями русскоязычных писателей, поэтов и критиков в номер включены два рассказа прозаика Гирша Добина, творившего на идиш: «Сахар» и «Тоска по папе».
Гирш Добин (1905 – 2001) прожил долгую и непростую жизнь. Жил в Белоруссии, Биробиджане, Москве, в 1992 году репатриировался в Израиль. При Сталине отсидел два года в тюрьме как «враг народа», при Гитлере партизанил в белорусских лесах. Военной теме посвящены оба публикуемых в сборнике рассказа, созданные в 1944 году.
Сюжет каждого из них незамысловат. Автор исследует внутренний мир и психологию взаимоотношений еврейских партизан и белорусских крестьян. И те и другие страдали от неимоверного голода, причем евреи еще и опасались показываться на глаза немцам. Перед белорусами стоял выбор: либо сдать еврея нацистам и получить за это увесистую порцию сытной еды, либо оставаться людьми... Герой рассказа «Сахар» выбирает второе.
«Тоска по папе» - это повествование о белорусском ребенке, потерявшем на войне отца, в силу возраста не совсем еще осознающего свое сиротство и принимающего за папу любого гостя, в том числе еврейского партизана. Несколько приятных минут общения с незнакомым мужчиной младенец получил – а теперь партизан должен возвращаться в лес, оставив мальчика с матерью и без отца.
Война – это трагедия для всех. Так, наверное, можно сформулировать квинтэссенцию рассказов Гирша Добина.
Кроме того, номер содержит переведенные с русского языка прозаические миниатюры Рины Левинзон, Александра Воловика, Вильяма Александрова, Илана Риса, Марка Азова, Светланы Шенбрунн и Мирьям Гамбурд.
Вильям Баткин выставляет на читательский суд эссе о Борисе Пастернаке «Трагедия поэта». Философские размышления Генриха Горчакова-Эльштейна посвящены ментальной природе поэзии, ее отличию от прозы на примерах творчества Марины Цветаевой и Александра Блока. Дина Ратнер пытается передать на бумаге неуловимое энергетическое поле, излучаемое Иерусалимом...
Рина Левинзон хорошо известна читателям как самобытный поэт. Ее проза отличается от поэзии только отсутствием формальных показателей – ритма и рифмы. В общем, перед нами три стихотворения в прозе, посвященные теме войны – но не Второй мировой, как у Г. Добина, а «нашей», начавшейся после Норвежских соглашений. При этом писательница не опускается до плакатной публицистики – ей удается найти высокохудожественные образы, отражающие восприятие ситуации одухотворенными людьми. Это Маленький Принц и другие персонажи снов лирической героини, потерявшие в терактах своих родных и близких.
Пробует себя Рина и еще в одном амплуа. Ее эссе посвящено «диссиденту в квадрате» Цви Прейгерзону, писавшему в СССР времен ГУЛАГа запретные вещи на запретном языке – иврите.
Имя прозаика Илана Риса (заранее прошу прощения за возможный неверный обратный перевод фамилии) до прочтения этого журнала мне знакомо не было. Его рассказ «Жид» - одно из лучших, на мой взгляд, произведений сборника. Героиня рассказа – китаянка, живущая в Киргизии в полной изоляции от сородичей и пытающаяся увидеть в еврее, каковых в тех краях тоже не густо, некий аналог своей судьбы, а, может, и саму судьбу. Но еврей находит свою еврейку, а китаянка остается не у дел – и она не в силах скрыть обиды на сокурсника, «пожалевшего» для нее даже капельки своего мужского достояния...
Нельзя не отметить высокое качествополиграфии, переводов (имена переводчиков, к сожалению, остались «за кадром») и корректуры. Вместе с тем вызывает удивление слишком толстая бумага; если издатели желают получить увесистый том, они могут без труда найти еще многих и многих литераторов, достойных включения в сборник.
На обложке журнала воспроизведены военное письмо-треугольник и «молитва за мир», читавшаяся в Московской хоральной синагоге в коммунистическую эпоху и начинающаяся словами: «Отец нас, пребывающий на небе! Благослови правительство СССР – защитник мира во всем мире...»

в рубрику "Книжный развал"
на главную
Rambler's Top100