Пользовательского поиска
поиск по сайту и в Сети через Яндекс
Очные и дистанционные УРОКИ сербского, английского, немецкого, французского, испанского, итальянского, русского, украинского, польского, чешского, иврита, идиш, шведского, греческих, грузинского, китайского, японского и др. языков: индивидуально, семейно, корпоративно. (972)54-5466290, email
Начало статьи профессора Марэна Фрейденберга

ВУК КАРАДЖИЧ - "ОТЕЦ" СЕРБСКОГО ЯЗЫКА

главнаяновоетестысловаризолотые правиламетодикавсе языки по алфавитус учителем или без?автортребуютсядать рекламусайт на иврите
Окончание статьи читайте здесь.

Русский, украинский, чешский, белорусский, польский, словацкий, хорватский, словенский, македонский, болгарский и др. славянские языки

Английский, немецкий, идиш, датский, шведский, нидерландский и др. германские языки

Французский, испанский, итальянский, румынский, португальский и др. романские языки

Латинский и др. италийские языки

Фарси и др. индоиранские языки

Литовский и др. балтийские языки

Прочие языки индо-европейской семьи

Финский, венгерский и др. уральские языки

Грузинский и др. кавказские языки

Иврит, арабский и др. семито-хамитские языки

Турецкий, татарский, казахский, монгольский и др. языки алтайской семьи

Китайско-тибетские языки

Японский, рюкюский и корейский языки

Индейские языки

Остальные естественные языки

Еврейские языки разных семей

Искусственные языки
Межвенцовый герметик для дерева dom-kraski.ru.
Когда-то на территории Югославии разговаривали на общем для всех сербскохорватском языке. Однако с распадом федеративной Югославии подошел к своему логическому завершению вековой процесс становления одного из самых непростых и красивых европейских наречий - сербского. На этом пути было несколько важных вех.
У южных славян существовало несколько обычаев, сопутствующих появлению ребенка. Один из них требовал обезопасить новорожденного от злых сил — ведьм или "вукодлаков" (вурдалаков, т.е. вампиров). Для этого ребенку надо было дать "страшное", отпугивающее имя, например, "волк" - Вук. Так было решено поступить и в семье Егды и Стефана из Западной Сербии, где несколько лет подряд умирали новорожденные. Шестому появившемуся на свет младенцу решено было дать имя Вук. Это произошло в октябре 1787 года, когда и родился будущий "отец-основатель" сербского языка Вук Стефанович Караджич.
Родители Вука были людьми простыми и необразованными. Учить мальчика грамоте стал вначале родной дядюшка, затем учение было продолжено в соседнем монастыре, где учили читать церковные книги.
Loading...

Какие книги на этом раннем пути к знаниям встретились Вуку? Удивительно, что рядом с требниками, месяцесловами ("минеями") и другими церковными книгами у Вука в руках оказалась книга аббата Мавро Орбина, написанная по-итальянски в Дубровнике и переведенная на русский в 1722 г. В данном случае показательно не столько совмещение дат издания, сколько роль русской культуры в духовном воспитании молодого серба. Своей сербской, культуры у него не оказалось, ориентироваться на свои сербские книги было невозможно — их просто не было.
Вуку пришлось уже в молодые годы испытать тяжелый недуг — ревматизм, изуродовавший его ногу и руку и заставивший его всю жизнь ходить опираясь на костыль и приспосабливаться к хромоте. Между прочим, он принял участие в восстании сербского народа, так называемом Первом сербском восстании 1804 г., не как рядовой боец, а как письмоводитель при одном из вождей восстания, как учитель и даже судья.
Лицо его было каким-то треугольным, что характерно для людей так называемого "динарского типа". С густыми, с проседью, бровями и усами. Таким его запомнили многочисленные знакомцы и друзья.
Интерес к книгам и жажда знаний отличали молодого Вука еще до 1804 г., до начала восстания. Однако систематического образования ему не хватало, и он упросил отца отпустить его на учебу в края на северо-западе Сербии, где остро ощущалось влияние Австрии. Так начинает восприниматься Вуком воздействие не только русского, но и немецкого языка, которому он всю жизнь будет предан как языку образования и науки.
Но главной заботой Вука после 1804 г. становится служба в рядах восставших. Турки разорили и сожгли его родные края (десять раз его отец восстанавливал их дом) и в конце концов окончательно пустили его близких по миру. А тем временем Вук сблизился со священником Лукианом Мушицким - архимандритом соседнего монастыря, образованным просветителем, знавшим около десяти языков. Он впервые и начал раскрывать перед юношей все богатство книжного мира. Он первым стал учить Вука латыни и другим языкам.
Вука по возрасту не приняли в гимназию, он вернулся на родину, побывал в Белграде, тогда и состоялось его первое знакомство с этим городом (он вернется туда лишь через сорок лет). Центром его связей с европейским миром станет не Белград, а Вена.
Вук не только учится, но и пытается учительствовать (в Нови-Саде и Буде) и тесно сотрудничаете повстанцами и русским военным корпусом, вошедшим в сербские края. В дополнение он пробует свои силы в журналистике — пишет в австрийские газеты и постепенно входит в этот культурный мир. Его занимает сербское восстание, он пишет о нем и отсылает рукопись о восстании, которая попала к удивительному человеку в тогдашней австрийской среде — к Ернею Копитару, библиотекарю императорской библиотеки. Ерней был одновременно и цензором, и редактором газеты "Сербские новости". Молодые люди познакомились, сблизились и стали помогать друг другу. Более того, Копитар стал покровителем Вука, что тому было позарез необходимо. Необходимой эта дружба стала и для будущей науки, которой посвятил себя Вук.


Копитара давно уже мучил языковой разнобой статей, присылаемых в газету. Авторы статей происходили из разных мест и писали на разных диалектах. В итоге "Сербские новости" являли собой жуткую мешанину наречий. Они остро нуждались в унификации, и вольно или невольно, но эта работа досталась именно на долю Вука. Иначе говоря, было необходимо создавать новый литературный язык.
Знакомство быстро превратилось в сердечную дружбу. Тридцать лет Копитар содействовал публикации работ Вука. А для того обрисовались две основные программы работы — языковая реформа и народное творчество.
Готовых учебников для работы с языками не было, и Вуку еще многому предстояло научиться. Учиться пришлось на первых же книгах, которые Копитар вручил Вуку. Одной из них был поэтический сборник хорватского поэта А. Качич-Миошича, второй — повествование о путешествии венецианского аббата А. Фортиса в Далмацию. Книга Фортиса уже переводилась на европейские языки и имела большой успех. Был еще сборник поэтических работ, изданный немецким просветителем Гердером. Все эти сочинения в глазах Ернея Копитара были достойным образцом для подражания. Создание на этой основе своих сербских песенных образцов должно было стать главной задачей Вука.
Песни сербского народа Вук помнил с детских лет. Кое-что он записал со слов одной старой женщины, жившей в Вене. В итоге получился сборник из ста "мужских" песен (исполняемых мужчинами) и восьми "женских". Сборник вышел в 1814 г. (при содействии Копитара), и в нем Вук объяснял, что очень робел, собирая песни, — боялся насмешек над "козопасами" и "свинопасами". В этом песеннике Вук впервые стал убеждать сербов "не презирать свой род и язык". Эти мысли станут ведущими в его будущей собирательской деятельности. Так было положено начало сербской фольклористике.
Rambler's Top100Яндекс цитирования