18 мая 2004 года

Шломо Громан

ДЕНЬ ИЕРУСАЛИМА: ВЕЧНЫЙ ГОРОД, ВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ...

Вечером 18 мая почти все евреи Израиля (кроме окончательно скатившихся на позиции пораженчества и постсионизма) и многие наши братья в диаспоре отмечают День Иерусалима - годовщину воссоединения столицы Израиля, наступившего в 1967 году благодаря блестящей победе ЦАХАЛа в Шестидневной войне.
Каждый год кажется, что вот этот День Иерусалима - особенный, что сегодня проблемы, касающиеся судьбы нашей столицы, стоят острее чем когда бы то ни было. В действительности вопросы эти непреходящи и вечны, как сам город и весь еврейский народ. Убедиться в этом можно на примере одной книги.
В 1992 году культурно-религиозный центр духовной интеграции евреев - выходцев из бывшего СССР "Маханаим" издал под редакцией Пинхаса Полонского небольшую (96 страниц), но богатую информацией брошюру "День Независимости и День Освобождения Иерусалима". Ее подзаголовок: "Исторический обзор. Мировоззрение религиозного сионизма. Молитвы".
С момента выхода книжки в свет прошло 12 лет. Эта эпоха вместила в себя Норвежские соглашения, интифаду "Аль-Акса" (называемую также Ословской войной), другие важные события... Сменилось почти целое поколение израильских политиков, но многое ли изменилось по сути? Перед вами два фрагмента из книги.

Израильско-арабские войны

В истории арабо-израильских отношений мы наблюдаем поразительный феномен: нежелание арабов согласиться с существованием еврейского государства приводит к поражению арабов и к расширению территории Израиля. Ситуация настолько напоминает историю с Казнями Египетскими, описанную в Торе, что поведение арабских лидеров можно было бы назвать "комплексом Фараона" — именно его продолжающееся сопротивление еврейскому Исходу и влекло за собой все новые казни, обрушивавшиеся на Египет.
Если бы арабы мирно согласились на раздел Палестины согласно решению ООН от 1947 года, то Израиль, конечно, не стал бы вести войну. Но арабы не согласились, и в результате Войны за независимость Израиль захватил Яффо, Западную Галилею и Акко, Лод, Рамлу, Иерусалимский коридор и Западный Иерусалим, Беер-Шеву и Ашкелон.
Если бы после этого арабы согласились на мирный договор, то Израиль с радостью подписал бы его. Израиль не только не имел к арабам никаких территориальных претензий, но даже когда в 1956 г. израильская армия для прекращения деятельности террористов была вынуждена захватить сектор Газы и Синай, она оставила эти территории после получения от Египта обещаний разместить там наблюдателей ООН и не перекрывать Тиранский пролив (через который в порт Эйлат шло, в частности, снабжение Израиля нефтью из Ирана).
Когда в 1967 г. египетское правительство, не согласное на мир, потребовало убрать наблюдателей ООН, закрыло Тиранский пролив, заключило военный союз с Сирией и Иорданией и пообещало сбросить Израиль в море, то Израиль снова был вынужден начать войну. В результате этой Шестидневной войны под контроль Израиля попали иерусалимский Старый город и Восточный Иерусалим, Иудея, Самария, Голаны и сектор Газы, а еврейский народ получил праздник 28 ияра - День Освобождения Иерусалима.
Однако есть существенная разница между последствиями Шестидневной войны и последствиями Войны за Независимость. В обеих войнах арабы, напавшие на наше государство, угрожали самому нашему существованию. И в той, и в другой войне Израиль занял территории, которые по "международному решению" должны были принадлежать арабам. В первом случае произошло массовое бегство арабов из занятых Израилем районов, и эти районы были аннексированы. При этом весь мир — кроме, конечно, арабских стран — признал возникшие в результате войны границы Израиля. Во второй раз (Шестидневная война) арабы остались на своих местах, а захваченные территории аннексированы не были. И вот — почти ни одна страна до сих пор не признала сложившиеся после войны линии перемирия. (Тем более после того, как Израиль признал "оккупантом" его собственный премьер-министр Ариэль Шарон. - Прим. ред. "Седьмого канала".)
Почему во второй раз арабы не ушли? Оказывается, их не только не выгоняли (чего не делали и в первый раз - наоборот, их уговаривали не уходить. Более того, министр обороны Моше Даян предпринял специальные усилия, чтобы удержать арабов, которые уже собирались уходить в Иорданию.
Фактически во время войны 1948 года Израиль стремился отстоять как можно бОльшую территорию страны, считая, что все удержанное станет нашим; а в 1967 году Государство Израиль противилось тому, чтобы присоединить к себе занятую часть Земли Израиля.
Одна из причин такого поведения кроется в том, что между 1948 и 1967 годами в идеологии правившей тогда в Израиле партии МАПАЙ (ныне "Авода") произошли серьезные изменения. Возобладало мнение, что "зеленая черта" — линия перемирия 1948 года — будет вечно разделять Израиль и арабские страны.
Историческая связь еврейского народа с территориями за "зеленой чертой" всячески затушевывалась. В школьных учебниках почти не упоминались города Шхем, Хеврон, Иерихон, в которых евреи жили тысячелетиями и где происходили важнейшие события нашей истории. Правительство считало, что нельзя воспитывать в народе "империалистические завоевательские побуждения", чтобы никто не подумал, что мы хотим присоединить к нашей земле то, что сегодня находится в руках арабов.
Эта "подчистка истории" обошлась нам весьма дорого. Хотя евреи и не собирались захватывать территории за "зеленой чертой", но арабы в 1967 году начали войну и принудили нас к этому. Поскольку мы не были готовы сразу же сделать эту землю своей, эти территории остались в глазах всего мира "арабскими".
Рассмотрим пример: историю площади перед Котелем. Эта площадь сегодня — центральная в государстве, на ней происходят все самые торжественные события, солдаты приносят присягу и т.д. Никто не требует от Израиля отдать эту площадь арабам (в 1992 году, когда была издавалась книга, положение было таким. - Ред.). Но возникла она, когда в 1967 году, сразу после занятия Старого Города, последовал приказ снести арабские дома, стоявшие на этом месте и вплотную подходившие к Стене.
Весь мир, естественно, промолчал, никто даже не заметил этого события. А вот Храмовая гора, где тысячелетие стоял еврейский Храм, была "возвращена" арабам (точнее, ВАКФу - исламскому совету Иерусалима. - Ред.), потому что социалистическое правительство считало, что "мы не настолько примитивны, чтобы увлекаться религией и строить Храм". Результат такой политики налицо: сегодня это самая горячая точка арабского подстрекательства.
Подобное произошло и с пещерой Махпела в Хевроне, где захоронены праотцы еврейского народа Авраам, Ицхак и Яаков. Поскольку в 1929 году арабы устроили погром в Хевроне и уничтожили еврейскую общину города, было бы естественно сразу после Шестидневной войны отстроить еврейский квартал и отдать евреям пещеру Махпела (или хотя бы разделить ее поровну между евреями и арабами, так как она является святыней для обоих народов). Но правительство Израиля ничего подобного не сделало. Считая, то "все это религия, несовременно и никому не нужно", оно отдало пещеру Махпела арабам. Потребовались гигантские усилия со стороны евреев, самоотверженность поселенцев Кирьят-Арбы и Хеврона, чтобы получить хотя бы ограниченное право молиться в этой пещере; муниципальная же власть в ней до сих пор принадлежит арабам.
Убеждение, что "нам совершенно не нужны территории", было распространено в 1967 году в Израиле настолько сильно, что правительство даже не задавалось вопросом "как освоить отвоеванные территории", а лишь вопросом "как их лучше отдать: просто так, в качестве жеста доброй воли для улучшения взаимопонимания, или же как плату за мирный договор?" В ответ на проявленное нами нежелание сделать всю страну своей и возникла "палестинская проблема" <...>
Иногда споры между правыми и левыми о путях решения конфликта кажутся сугубо академическими. На самом же деле это очень практические споры. От той позиции, которую будет занимать большинство еврейского народа, зависит поведение каждого еврея в критический момент, когда будет решаться наша судьба. И также поведение арабов определится тем, на чтО мы в этот критический момент будем готовы.
Заселение территорий, за которое борются правые партии, важно прежде всего тем, что это воспитывает наш народ в сознании "эта страна наша". Ведь формально наши права на Ашдод, Акко или Беэр-Шеву не больше, чем на Шхем или Хеврон.
У арабов политика реального еврейского заселения территорий создает ощущение, что евреи не могут здесь отступить; она создает то сильнейшее духовное давление, которое может заставить их отказаться от продолжения войны — войны, которую они ведут не ради работы, жилья или сохранения своей культуры (все это Израиль и так предоставляет арабам), а чтобы "уничтожить сионистское новообразование на священной арабской земле".
Таким образом, проблемы, которые у нас есть с арабами, это в первую очередь проблемы национальной психологии, и только во вторую — военные проблемы. Можно выиграть на поле боя и потом проиграть в дипломатическо-психологическом противостоянии, как это не раз происходило на Ближнем Востоке.
Конечно, без армии нельзя достичь победы, но главное — это психологическая победа. На это указывает Тора (Берешит/Бытие 32:25) в истории о праотце Яакове, получившем имя "Израиль", когда он боролся с ангелом Эсава. Тора рассказывает, что перед этим Яаков боялся продолжить свой путь в Страну Израиля из страха, что Эсав убьет его; но когда Яаков победил ангела, т.е. победил Эсава в своей душе, то реальный Эсав неожиданно чудесно изменился, примирился с Яаковом, и "пошел Яаков своим путем".
Сегодня самыми опасными являются причитания, что нам якобы "все равно придется отдать территории". Именно здесь проходит линия настоящей борьбы, ибо эти причитания воздействуют на наиболее уязвимую точку нашего народа — его духовную борьбу с "ангелом Ишмаэля" (родоначальника арабов). Чтобы противостоять этому, мы должны учиться более глубоко понимать ситуацию.
Когда говорят: "В Хевроне всего двести евреев, а арабов шестьдесят тысяч, давайте же отдадим этот город им" (сегодня обе цифры примерно в 2,5 раза больше. - Ред.), нам следует вспомнить, что и в Хайфе когда-то было 200 евреев и 60.000 арабов (и первым евреям, которые в середине XIX века селились там, тоже говорили: "Зачем же вы идете жить в это арабское место! Поселитесь лучше в Иерусалиме или Цфате!"), и тем не менее Хайфа сегодня наша.
В конце концов к еврейскому государству отойдет именно та земля, которую мы сможем заселить и освоить, относительно которой мы будем уверены, что она принадлежит нам.

Религиозное значение Дня освобождения Иерусалима

Еврейская традиция придает исключительно большое значение Иерусалиму. И дело здесь не только в истории — в том, что Иерусалим был объявлен еврейской столицей царем Давидом три тысячи лет назад и здесь произошли важнейшие события еврейской жизни, — но и в исключительных свойствах самого этого места.
Только в Иерусалиме, на Храмовой Горе, может быть построен еврейский Храм. Это место — центр и начало мира, точка контакта духовных миров с материальным миром; место, откуда Божественная эманация распространяется по всему миру.
День Освобождения Иерусалима празднуется в честь освобождения от арабов Старой, наиболее святой части Города вместе с Храмовой Горой, которое произошло в результате нашей победы в Шестидневной войне. Нам важно праздновать также саму победу в этой войне, поскольку есть религиозная обязанность благодарить Всевышнего за спасение. Безусловно, мы ощущаем как чудо наше спасение в этой войне перед лицом значительно превосходящего противника, стремившегося уничтожить нас.
Однако День Иерусалима празднуется в Израиле совершенно не так, как празднуется День Независимости. День Иерусалима не является официально нерабочим днем, а некоторые вообще не склонны отмечать его как праздник. В религиозно-сионистских кругах этот день широко отмечается; в Иерусалиме устраивается ночное шествие через весь город к Котелю (Стене Плача), на площади около которого собирается многотысячная пляшущая толпа.
Такое различие в характере празднования связано, по-видимому, с тем, что Шестидневная война обострила старые противоречия между "политическим сионизмом Герцля" и "поселенческим сионизмом движения Хибат-Цион".
В чем цель переселения евреев в Палестину? С точки зрения "поселенческого сионизма", цель эта - в возрождении жизни народа, что невозможно без оживления его связей со своими корнями. А наши исторические корни, безусловно, лежат в большинстве своем именно в местах, занятых Израилем в 1967 г., — в Старом Городе и на Храмовой Горе, в Хевроне, Шхеме, Бейт-Эле и т.д.
Если же мы будем считать, что наша цель ("по Герцлю") в том, чтобы создать "государство как правоохраняемое убежище для политического решения еврейской проблемы", то для этого подходит любая территория; для этого не нужен не только Иерусалим, но и вообще Земля Израиля.
Празднуя День Освобождения Иерусалима, мы провозглашаем поддержку "поселенческому сионизму", стремление обрести связь со своими корнями.


"Книжный развал"
обсудить в форумах
раздел "Иудаизм"
систематический каталог
на главную
напишите Ш. Громану

генеалогия, родословные, архивный поиск, поиск людей Иерусалимский Клуб Политической Песни «Зимрат-аАрец» Израиль по-русски. Каталог-рейтинг израильских сайтов Еврейская Баннерная Сеть - таки 88х31 Наука и образование :: Психология Еврейская Баннерная Сеть - таки 88х31Jewish TOP 20 Разработка, создание и продвижение сайтов. Интернет-маркетинг. Электронная коммерция Nasha Canada - Russian Newspaper Еврейская Баннерная Сеть - таки 88х31 Rambler's Top100Российский студенческий порталЕврейская Баннерная Сеть - таки 88х31 Еврейская Баннерная Сеть - таки 88х31 Бюро переводов МИР ПЕРЕВОДА. Устный, письменный, последовательный, синхронный перевод